Уменьшительный национализм

Материал из Альманах "Покорение смыслов"
Перейти к: навигация, поиск

Содержание

[править] Определение феномена

Уменьшительный национализм (он же ликвидационный псевдонационализм, ликвидационный этноцентризм,национал-оранжизм) — термин, предложенный С.Е.Кургиняном и означающий особый политический дискурс и совокупность социально-политических практик ( митинги, издание и распространение СМИ,публичные заявления и т.д.), эксплуатирующих представление (как правило,ложное) об ошибочности исторического пути страны и существующем в обществе национальном неравноправии (реальном или мнимом) по отношению к этносу (или одной из его групп), несущему основную или значительную государствообразующую нагрузку и осуществляемых в целях раскола политэтничного общества на мелкие, более однородные в этническом отношении социальные фрагменты с утерей ими актуальной возможности по исторически крупному социально-культурному строительству.

Термин возник в связи с участившимися выступлениями различных общественных деятелей, содержащими представления об обремененности русского народа необходимостью всестороннего развития т.н. "национальных окраин", о ложной необходимости выделения на социально-экономические нужды народов и народностей этих регионов значительных ассигнований из госбюджета, о засилии в общественной жизни России выходцев из стран – бывших республик СССР и т.д. При этом признаком национального неравноправия в РФ объявляется существенно больший размер выделяемых бюджетных средств на нужды названных регонов соотносительно со средствами, выделяемыми государством на нужды регионов РФ, населенных преимущественно русскими. Другими поводами для деклараций, в т.ч. и политических становится непрекращающаюся террористическая деятельность на С.Кавказе, коррупция в органах гос.власти РФ, позволяющая представителям кавказских землячеств незаконными методами значительно смягчать либо полностью нивелировать последствия антизаконного и антигуманного поведения своих соплеменников по отношению к представителям русского населения, и выдаваемая "уменьшительными националистами" за свидетельство антирусского характера РФ и т.п.

От уменьшительного национализма следует отличать региональный этнический сепаратизм. Последний присущ некоторым этносам, объективно не несущим основной государствообразующей нагрузки.В качестве основного повода для педалирования сепаратистских настроений в этом случае используется факт якобы насильственного вхождения такого этноса в государство, основанное "этносом-завоевателем", "этносом-поработителем", также может использоваться утверждение о разрушении "этносом-поработителем" высокоразвитой культуры, созданной "порабощенным" этносом, который должен подняться на "освободительную борьбу" против "поработителей" из государствообразующего этноса.

[править] Уменьшительный национализм и диффамация русской истории

Однако, подобными декларациями "уменьшительный национализм" не исчерпывается, доходя в наиболее крайних своих проявлениях( характерных, например, для А.Широпаева) до откровенного выражения ненависти к России как Родине, ненависти к русской истории, особенно ожесточенной ненависти к Советской России, ее героям, до нескрываемого стремления уничтожить Россию как самобытную историко-культурную общность, как Отечество.Выступая на круглом столе «Русский вопрос накануне выборов», состоявшемся в Государственной думе РФ 23 мая 2011 г., Широпаев говорил (http://shiropaev.livejournal.com/66673.html):
"Русский народ, составляющий большую часть населения страны – самый дискриминируемый народ Российской Федерации. Ясно, что невозможна никакая демократия, никакое развитие, покуда большинство граждан поражено в правах по национальному признаку. Такое положение вещей возникло не сегодня и даже не в советский период – это положение русского народа носит исторический характер. Россия всегда строилась «не ДЛЯ русских, а ПОСРЕДСТВОМ русских». Эта формула всегда определяла национальную политику Российской империи – и при царях, и при коммунистах, и при посткоммунистах. Нещадно эксплуатируя русских на протяжении всей своей истории, империя поставила их на грань исчезновения. Мы, национал-демократы, считаем, что справедливое решение русского вопроса непосредственно связано с отказом от имперского характера российской государственности. Этот характер сегодня сохраняется в форме т.н. асимметричной федерации – т.е. федерации, состоящей из неравноправных субъектов."

В своей статье " Россия: от Ивана Грозного до майора Евсюкова" (http://shiropaev.livejournal.com/41689.html) Широпаев, будучи последовательным в заявленном понимании русской истории, так высказывается о роли Московского княжества по консолидации всех русских княжеств в рамках единого русского государства:

"Москва выполняла грязную работу оккупационной ордынской комендатуры на русских землях. При этом, опираясь на Орду, Москва упорно, без спешки, подминала под себя другие русские государства, насаждая на Руси совершенно невиданные досель порядки – те самые, что московские князья усваивали в ханской ставке. Когда Сарай ослабел, Москва заняла его место в качестве нового центра власти. Это и стало началом России...В глазах новгородцев, тверичей, рязанцев, суздальцев московские коллаборационисты, постоянно давившие своих вместе с Ордой, были политически неотличимы от татар, как говорится, до степени смешения. Вся Русь помнила, как Юрий Московский и его брат Иван Калита в союзе с татарами опустошали тверские земли, Рязань, Смоленск..."

В статье "О культе «победы»"(http://shiropaev.livejournal.com/65699.html) этот же автор пишет:

"Представим себе на минуту, что культ «великой победы» исчез.Что мы видим?Исчезла скрепа, еще как-то державшая это общество и эту страну. Последняя скрепа. Химеричность общества и страны становятся очевидными, поскольку улетучивается иллюзия «общей судьбы»...«Великая победа» - последнее, что делает Россию страной. Убери этот «культ» - народы и регионы с удивлением посмотрят друг на друга и начнут выстраивать между собой новые связи и отношения, формировать новое пространство, поскольку на вопрос «Что нас связывает?» последуют уже какие-то иные ответы. Откроется возможность новой этно-региональной самоидентификации – например для казаков Дона и Кубани, предки которых в годы Второй мировой войны зачастую стояли на антисоветских позициях...Вообразите себе русскую ментальность, свободную от фетишей «9-го мая». В ней уже не будет места Сталину и преклонению перед «великим государством» с центром в Москве. Резко упадет ценность «сильной власти», развеется обаяние ее «исторических свершений». В русское сознание войдут другие герои – например, герои РОА...Красный флаг над рейхстагом делает большевизм неуязвимым для безоговорочного общенародного проклятия. И сам красный флаг невозможно отправить на свалку истории, покуда он является главным атрибутом главного праздника. Пока в русском сознании будет доминировать культ «победы», оно останется доступным для зла, для человеконенавистнических мифов и опасных, изуверских утопий. Если мы хотим быть цивилизованными людьми – должен пасть культ «победы», имеющий несомненные примитивные варварские черты: нетерпимость, фанатизм, мрачный пафос массовых человеческих жертвоприношений, жестокость... Культ «победы» - это род тяжкого общественного очуменья, когда оккупантов считают освободителями, а палачей и убийц типа Кононова, Судоплатова и Жукова – героями и почти святыми. Маргинализация «победопоклонства» означала бы духовное оздоровление нашего социума, его способность к развитию, наконец, просто вменяемость...Культ «победы» - это специально созданный культ для рабов, опиум на потребу «агрессивно-послушному большинству»."
.

Он же пишет в статье "Десталинизация"(http://shiropaev.livejournal.com/65304.html):

"Мало осудить советчину, надо осознать откуда она выросла. Подлинная, глубокая десталинизация неизбежно выходит на критику исторической России как таковой. Это очевидно, и признается всеми, от Янова до Проханова. И тот, и другой – правда, с диаметрально противоположных позиций – считают Сталина «именем России». Подлинная десталинизация предполагает последовательную историософскую и культурологическую ревизию вплоть до эпохи Ивана Грозного и даже дальше – до уничтожения Московией Новгородской демократии, т.е. до рокового момента, когда наша история стала безальтернативной...Осуществить десталинизацию – по сути, значит дезавуировать историческую Россию и запустить иной проект. Восстановить альтернативность нашей истории...Подлинная десталинизация должна, прежде всего, высветить глубокое противоречие между интересами русского народа и навязанной ему «имперской миссией». Это ключевой момент в процессе упразднения империи...Итак, подлинная десталинизация есть, в конечном счете, упразднение империи с ее царистской моделью власти, перестройка построссийского пространства на основе истинного федерализма и утверждение новых цивилизационных, общественных и личностных смыслов. "

Другой представитель данного политического лагеря - известный публицист, руководитель "Русского общественного движения"(РОД) Константин Крылов. В своей работе "Семнадцать ответов о русском национализме"(http://www.apn.ru/publications/article21143.htm) он представляет точку зрения, согласно которой, исторические проекты являются средством решения нацией своих практических интересов:

"Русский народ не является средством для чего бы то ни было — Государства, Империи, Космической Экспансии, Белой Расовой Солидарности, Социальной Справедливости, Исторической Миссии и т.п. Все «великие проекты» имеют смысл и ценность ровно настолько, насколько они полезны русской нации."

Таким образом, осуществляется сознательная манипуляция массовым сознанием: идея "Большого проекта" представляется состоящей в том, чтобы использовать общество как ресурс для реализации некой абстракции, в то время как она, нация , якобы , должна использовать потенциал крупного исторического смысла ради своей пользы. При этом очевидно, что настоящее историческое значение миссии, призвания, общенациональных достижений исторического масштаба состоит в том, что преследуя цель осуществления такой миссии, призвания, общество выводит само себя на новыеа высоты развития, делает себя онтологически полнее, занчительнее, оставляет нестираемый след в Истории, платя за это неизбежную высокую цену.

Понятие "империя" используется Крыловым исключительно в смысле западноевропейских государств Нового времени, обладавщих колониями и эксплуатировавших их.С этой точки зрения Россия представляется Крылову антиимперией, которая могла быть субъектом, если и эксплуатировавшим кого-то, то только русский народ, а СССР был, с его точки зрения, именно таким государством.

"Россия никогда не была империей — в традиционном западном смысле. Если она и была тюрьмой, то лишь для одного народа — русского.Русские в России не имели никаких выгод от эксплуатации колоний, потому что у России не было колоний, а были окраины, которые больше брали, чем давали... СССР уж точно был «обратной империей» — с определенной точки зрения Союз удобно рассматривать как совокупность метрополий, имевших общую колонию, то есть «русскую Россию», и нещадно ее эксплуатировавших. "
Более того, Крылов, пытается поставить под сомнение само понятие государства, трактуя его как обстоятельство внешнее по отношению к народу, подчиненное ему, имеющее сугубо инструментальное значение, от которого можно в некоторых обстоятельствах и отказаться:
"Для националиста государство и даже страна — при всей их несомненной ценности — все же не так важны, как само существование и процветание его народа. Государство — это всего лишь машина управления, а страна — место жительства. Конечно, важно иметь свой дом и участок, и нужно сражаться за каждый сарай. Но если мы все умрем, защищая сарай, то в твой дом вселится кто-то другой. Дом, конечно, останется, и, может быть, к нему что-нибудь пристроят — но нам от этого легче не будет. Не будет нам хорошо и в том случае, если из этого дома сделают для нас тюрьму. Сидя в сыром подвале на цепи, трудно восхищаться красотой двускатной крыши и резными наличниками. И если ценой существования государства под названием «Российская Федерация» в ее нынешних границах является вечное бесправие русского народа, его унижение и эксплуатация властями и инородцами, а в перспективе вымирание — в таком случае лучше всё что угодно, чем такое государство."
Способом отмены ситуации национального неравноправия является, с точки зрения Крылова, изложенной в названной статье,сопротивление русских угнетению:
" Чеченцы могут потребовать всего, чего угодно — начиная от денег и кончая кровью русских офицеров (вспомните дела Ульмана и Аракчеева!), и им все это дают. Если это и есть «сохранение территориальной целостности», то это пиррова территориальная целостность. Если же русские начнут сопротивляться угнетению и унижению, их начнут уважать. С сильными считаются и стараются договориться. Возрастет и уважение к российской власти, у которой появится реальная опора — многомиллионный русский народ, сильный и сплоченный. Это укрепит целостность России. Скажу больше. Если русский народ наконец станет хозяином в своем доме, правящей нацией в своем национальном государстве, то большинство нерусских народов воспримет это с облегчением. Именно народов, а не их элит — которые потеряют возможность бесконечно грабить Россию. Но для обычных татар, бурят или чукчей русское национальное государство будет, скорее, более комфортным, чем нынешняя «многонациональная» РФ. Есть, разумеется, проблемные регионы — тот же Кавказ, или некоторые другие «национальные республики» (например, Якутия), где ситуация зашла очень далеко. Я уже касался этого вопроса в другом месте. Здесь необходима либо сепарация, либо реконструкция, в зависимости от ситуации"
Крылов не гнушается признанием возможности отчленения от России части территории и при этом замалчивает возможность выступления нерусских народов России совместно со своими элитами против этнических русских, например, в результате, профессионально проведенной пропагандистской компании.Очевидно, что пропагандой идеи ущербности, неполноценности, патологичности русской истории уменьшительный национализм не исчерпывается, внедряя в массовое сознание представление не только о приемлемости практической реализации тех или иных сценариев расчленения территории России, но и предлагает к рассмотрению готовые сценарии такого рода.

[править] Уменьшительно-националистический дискурс и проекты расчленения России

С 2010 года выпускается как в печатном, так и электронном виде журнал "Вопросы национализма" под редакцией К.Крылова, в котором обсуждаются в т.ч. вопросы территориального устройства РФ всвязи с внутриполитической проблематикой. Так, в текущем 2011 году в названном издании появился материал под названием "Пока не поздно: необходимые меры" (http://vnatio.org/arhiv-nomerov/node88/), в котором прямо обсуждается
"приведение всех сторон общественной жизни как на Северном Кавказе, так и в других регионах в соответствие с единым законом, перед которым равны все граждане страны.", а также т.н."негативные сценарии". В частности, говорится, что"в сложившейся ситуации трудно быть оптимистом. Вопросы коррупции и национальной политики, ключевые для рассматриваемой проблемы, не подают, увы, практически никаких признаков продвижения к лучшему. Поэтому мы обязаны рассмотреть сценарии развития событий в случае непринятия (или несрабатывания) мер по приведению Северного Кавказа в единое правовое поле России...Ниже мы приводим несколько вариантов развития ситуации. Мы ни в коей мере не призываем к осуществлению какого-либо из них. Наша цель — предупредить граждан и правительство о тех угрозах, которые несёт игнорирование проблемы Кавказа."
При этом утверждается, что
"При реализации негативных сценариев на Кавказе, очевидно, потребуется дифференцированная политика. Полный и окончательный уход России из региона будет означать перманентную войну и окончательное сползание в средневековье."
В качестве первого сценария обсуждается сценарий,объясняющий "особый статус Кавказа и перспектива реинтеграции".При этом
"Его цель — изоляция региона при сохранении необходимого минимума контроля над ним с целью предотвращения угроз для мира и безопасности страны в целом."
Необходимые черты данного сценария -
"Особый режим для Кавказа должен сочетать в себе элементы чрезвычайного положения, политики резерватов, а также глубокой и всесторонней реконструкции российского Кавказа, которая является необходимым условием его реинтеграции.Чрезвычайное положение на территории большинства кавказских республик должно быть введено указом Президента РФ. Основанием является террористические акты и партизанская война..."
Далее авторами обозначены ключевые пункты, провоцирующие отделенческие настроения как среди русского населения, так и среди представителей кавказских этносов, а также условия для формирования в этом регионе исламистско-фундаменталистскиого общества:
"Население должно получить экономическую самостоятельность и заняться самообеспечением. При этом задачи федеральных сил должны ограничиваться поддержанием мира и недопущением миграции населения в русские области. Все остальные вопросы должны решать сами кавказцы. Так, должны быть как можно скорее созданы органы местного самоуправления, сформированные по этническому принципу и готовые взять на себя ответственность за мирную жизнь на контролируемых ими территориях. При этом они должны иметь полную свободу устанавливать любые порядки (включая, скажем, «шариатское правление»), вне зависимости от законов РФ. Особое внимание придётся уделить правовому и идеологическому обеспечению указанных мер. Необходимо донести до сознания как самих кавказцев, так и населения России, а также мирового общественного мнения, что целью объявления чрезвычайного положения не является «покорение Кавказа». Напротив, эти меры предприняты во имя прекращения российско-кавказского конфликта и имеют целью обустройство Кавказа по его собственным правилам и законам, в том числе — в вопросе о пребывании в составе России. Следует в частности заявить, что в течение пяти лет с момента объявления чрезвычайного положения в России и республиках состоится референдум о государственном суверенитете кавказских республик. На этом основании — поскольку неизвестно, будут ли жители тех или иных республик гражданами России в близком будущем — необходим пересмотр правового положения этих граждан в России. В частности, документы, удостоверяющие личность, выписанные на территории Кавказа, автоматически теряют силу и подлежат обмену. Вместо них выдаются паспорта особого образца, удостоверяющие республиканское гражданство. Это должно коснуться не только жителей Кавказа, но и кавказцев, проживающих в российских регионах. Политику по отношению к обладателям паспортов особого образца должны определять сами регионы. Так, желательно введение института регионального вида на жительство, который позволил бы регионам решать, хотят ли они принимать на своей территории выходцев из особых регионов. Через пять лет перед народами России и Кавказа должен быть поставлен выбор: суверенитет или реконструкция...Что касается республик, избравших суверенитет самостоятельно или по воле народа России, они должны его получить"

Далее следует "сценарий второй: суверенизация Кавказа".

Цитата:
"Если ситуация на Кавказе дойдёт до той стадии, когда сохранение всего Кавказа в составе России станет невозможным, необходимо осуществить срочное отделение наиболее проблемных регионов...Поэтому первое, что необходимо сделать, — это принять меры по изоляции и отделению самого проблемного кавказского региона и источника большей части проблем, то есть Чечни, Ингушетии, возможно — части Дагестана. Данные республики являются основным очагом нестабильности всего региона в целом...Если пример независимой Чечни окажется вдохновляющим, следует запустить процесс мирной суверенизации Кавказа. "
Вместе с тем, авторы отмечают, что
"подобный результат кажется очень маловероятным. Как уже отмечалось, данные территории, скорее всего, станут очагом хаоса, терроризма и перманентной гражданской войны в СевероКавказском регионе. Также не стоит забывать опыт «независимой Ичкерии» в 90-е годы. Именно Чечня тогда была всероссийским центром криминала — работорговли, наркобизнеса, торговли оружием и т. д. При этом данные процессы захватят не только Чечню, Ингушетию и часть Дагестана, но и соседние (в том числе русские) регионы. В случае провала проекта «третьей независимости» Чечни угроза отсечения от России заставит кавказские элиты умерить свои аппетиты и пойти на ряд компромиссов. Это, в свою очередь, сделает возможным введение политики реконструкции, описанной выше."
Таким образом, не вызывает сомнений факт ведения дискуссий , якобы призванных лишь выявить возможные негативные сценарии развития России, но при этом делающих обсуждение возможности демонтажа страны широким общественным явлением.

[править] Уменьшительный национализм во взаимосвязи с идеей архаизации России

13 апреля 2011 г. на интернет-ресурсе "ИМПЕРИЯ информационно-аналитический портал" (http://www.imperiya.by/) появилась статья известного публициста Егора Холмогорова "Тезисы о будущем" (http://www.imperiya.by/theory5-9552.html). В ней, в частности, констатируется :
"Мы вступаем в период глобальной аномии - экономическое и геополитической нестабильности, социальных и природных каткализмов, войн, мятежевойны...Интересной чертой является архаизация военных техник, связанная с тем, что военный прогресс (единственный реально существующий в истории прогресс - возрастание количества людей, которое можно убить безопасно для себя) достиг пороговых значений...То же скоро будет относиться и к социальным отношениям - более архаичные структуры будут гораздо более резистентны к постпостмодерному социуму, чем модерные структуры."

Таким образом архаизация заявляется практически необходимой.

Далее автор утверждает:
"Увы, сегодня модерн практически везде и во всем становится архаикой (вспомним тут кстати Дугина, очень удачно введшегго понятие археомодерна как деструктивного сцепления архаических и модерных черт). Если ты не можешь перескочить через "постиндустриальный барьер" (а у меня нет уверенности в том, что перескочить его сможет даже тот же Запад), то для выживания выгодней архаизироваться, нежели модернизироваться."
Таким образом, автором подтверждается необходимость архаизации России. Холмогоров верно констатирует, что
" Пока мы самими собой не являемся - мы отчуждены от своей государственности (у русских нет своего национального государства), от контроля над своими природными ресурсами и индустриальной базой, от собственной культурной идентичности и религиозного мировоззрения. Мы отчуждены даже от собственной бытовой культуры... Сегодня мы лишены своего культурного, цивилизационного, политического Я. Мы похожи на больного с нулевым иммунитетом, котрого кое-как еще защищает старенькая барокамера. Но скоро она обесточится и он сразу же умрет. Завтра, если ядерный барьер между нами и смертью рухнет, мы не найдем других источников для продолжения своей жизни. Поэтому главный вопрос нашего выживания - отстроить себя."
Но вместе с тем он весьма сомнительно заявляет,что
"... в любом случае мы движемся к масштабному кризису России. Который подстегивается тем, что в последние два года наметился эффект "усталости от России" у огромного количества людей, всегда считавших страну своей и себя русскими и презиравших любую колбасную эмиграцию. Люди выселяются на Украину, в Белоруссию, куда угодно, лишь бы не оставаться здесь. Это психологический симптом настроения "Никого не жалко и ничего не исправишь". Во многих случаях - с ЖКХ, с Северным Кавказом и т.д. возможно пройдены точки невозврата. И перед нами порой встает уже не столько вопрос как избежать кораблекрушения и даже не вопрос как выжить в кораблекрушении, а вопрос - что будет после него. Речь, возможно, уже идет не о маневре по избежаниию кризиса, а о посткризисной пересборке."
Далее следует самое главное в данном материале:
" ...В реальности русские в ближайшие десятилетия будут готовы драться либо за свое братство по крови, либо не будут драться ни за что...Именно русский национализм является для нас спасательным кругом надежды в том, что даже в самых кризисных обстоятельствах будут предприняты попытки собирания посткризисной России в максимально широком формате (возможно на определенных участках даже шире нынешних границ РФ)... Способность России к кризисной устойчивости и русских к политической и социальной регенерации напрямую завязана на выработку сильной положительной идетичности...В ходе идущего кризиса либо западная конструкция мира рухнет, либо она укрепится таким способом, что все западное в нашей картине мира будет использовано против нас, для нашего разрушения.Поэтому нам необходим тот самый "неоархаический" маневр, о коором я так часто говорю и который упомянут в тезисе 1. Нереально, чтобы сегодня мы перегнали Запад в его соревновании по его правилам. Значит нам необходимо отстать от него на более существенное расстояние, чем сейчас. На то расстояние, при котором его орудия и техники, заточеные сегодня под разрушение и потрошение обществ "модерной" конструкции оказались просто неработающими с нами. Нам нужен русский неоархаический проект в культуре и самосознании, отказывающий западным культурным и социальным образцам в праве "санкционировать" нашу реальность. Именно поэтому нам нужна контрреволция не только и не столько против Ельцина или Ленина, сколько против Петра I. Против его культурной программы "расчеловечивания" русского образа человека и превращения европейца в стандарт "общечеловека". Разумеется это не означает архаической деградации нашей техносферы (напротив, угрозу такой деградации таит в себе наш модерн периода полраспада, а грозящий нам либеральный фашизм и вовсе обещает нам погружение в каменный век). Речь идет о культурно-психологическом самовосстановлении, восстановлении аутентично русских психологических доминант, русского строя жизни, русской народной и высокой культуры, гораздо меньше ориентированной на западного потребителя.Нам нужна, повторю еще раз свой старый тезис, реставрация будущего. То есть восстановление того будущего, которое было утрачено, перечеркнуто на рубеже XVII века, и, в каком-то смысле, вторично перечеркнуто в ХХ, когда западническая струя в русской революции в итоге превозмогла и затоптала русскую народническую...Если мы сами себя не заставим войти в средневековье, катастрофическое развитие вгонит нас в каменный век.Так же, как если мы не будем драться за свою кровь, то у нас не будет никакой почвы."

Таким образом,во-первых, автор утверждает необходимость принятия русским народом, победившим фашизм откровенно нацистской идеологемы "кровь и почва", но и предлагается к реализации сценарий, никогда до сих пор не осуществлявшийся в России - вариант национального государства . Последствия попытки реализации данного сценария в существующей ситуации автор предпочитает замалчивать, но при этом утверждается, что русский национализм - средство территориального расширения. Правда, не понятно, как сражаясь "за кровь" можно не только предотвратить распад страны,но и расширить ее границы. Одного только горячего желания русских сделать это, если оно и будет, явно не достаточно. Необходима воля самих отторгнутых народов к воссоединению с Россией. Вряд ли образ русских, сражающихся "за кровь" будет столь притягательным. Собирая воедино земли от мыса Дежнева до Бреста и от Кушки до полуострова Рыбачий, русские руководствовались не мифом о единстве крови. В статье последовательно утверждается необходимость для России архаизации, системного упрощения, откатывания назад в развитии.Утверждение, что России необходимо архаизироваться, отказавшись от уже освоенного опыта Запада и наследия Петра I, состоящего якобы в отрицании русской самобытности ради ,как сказал бы Данилевский,"европейничанья", то есть по сути применения европейского опыта не только игнорируют очевидный факт, что т.н. Запад (т.е. западная Европа) и Россия существуют во взаимосвязи, свойственной двум частям одного целого (" Была античная Европа, была и есть Западная («франкская», «каролингская») Европа, была и есть русская Европа", как говорил , А.И.Фурсов, коллега Холмогорова по Институту динамического консерватизма), но и идут в обход того факта, что , как верно заметил М.Бахтин, "история - диалог культур".Но если нет исторически Европы без России и России без Европы, то , отказываясь от европейских черт культуры, инкорпорированных в русскую культуру, Холмогоров, фактически ( желая или не желая того), но следуя своей логике,во-первых, должен признать ошибочность, неверность траектории русской истории ( смыкаясь в этом с Широпаевым), а во-вторых,признавая такой характер необходимых отношений с Европой, он признает необходимость изоляции России в качестве не только субъекта международных отношений, но и предлагает русскому народу, права которого он на словах защищает, культурную, мировоззренческую изоляцию, ведущую, в конечном счете, к полному устранению России от влияния на все мировые процессы. Таким образом, путь, обозначенный Холмогоровым означает превращение России в объект политических стратегий внешних сил. Еще одной немаловажной стороной этого пункта программы является отрицание философии прогресса, восхождения, как парадигмы, привнесенной в русскую культуру из западноевропейской культуры, что, несомненно, повлечет, в случае его практической реализации, не только моральный крах России, шедшей по пути прогресса последние 300 лет, но и полную невозможность дальнейшего развития страны, окончательный территориальный распад России, смерть русской истории и порабощение или смерть русского народа, не только духовную, но и физическую. Известна мысль Сунь цзы:"Самая лучшая война — разбить замыслы противника." В данном случае очевидно, что Холмогоров становится на сторону тех, кто ведет войну с мыслью русских о благости , верности, спасительности для России и мира своей истории. Не менее очевидно, что культурная архаизация приведет к технологическому провалу России, а точнее того, что от нее останется, именно в каменный век.

Таким образом,отстаивание и реализация якобы в интересах русского народа необходимости защиты единства русских по этническому происхождению (сражаться "за кровь") и необходимости архаизации страны может привести к еще большему обособлению нерусских народов России и русского народа, формированию таких черт сознания, которые, во-первых, будут отрицать черты имперского сознания, сформировавшиеся именно в последние столетия, когда происходило активное присоединение нерусских народов к России ("такой-то царь в такой-то год вручал России свой народ"), и во-вторых, будут направлены на изоляцию этнических русских от нерусских народов, когда сознание народных масс станет преимущественно этноцентричным в узом смысле этого слова. Итогом такого курса может быть только, во-первых, распад России, и во-вторых, невозможность последующего ее воссоединения.

Следует в порядке общего обзора данной стороны феномена отметить , что существуют и более откровенные и радикальные её проявления. В частности, стоит отметить публицистическую деятельность бывшего владельца биржи «Алиса» Германа Стерлигова. На его странице в Живом журнале (http://sterligov.livejournal.com/11829.html) помещен материл под названием "Пора разъезжаться", в котором автора предлагает в частности, следующее:
"В России несколько сот последних лет безбожные правители создавали новый российский Вавилон. Это называлось имперской идеей...
Не может получиться ничего, что неугодно Богу. И это не получилось. Большевики продолжили имперскую политику немецких царей. Заложенные мины начали срабатывать при нашей жизни. Проблемы стали нарастать, как снежный ком. Названия у них разные: национальный вопрос, региональные конфликты, преступность, безвластие и т.д.
Можно умничать сколько угодно, но богоугодный выход только один: разъезжаться из дающего трещины Вавилона в отдельные Богом установленные места. Правильность этого решение не требует дополнительных доказательств, поскольку основано на Священном Писании. Для верующего человека необходимость следования Писанию очевидна, а перед безбожником грех бисер метать.
Итак, русским - в Россию, чеченам - в Чечню, татарам - в Татарию, якутам - в Якутию.
Во избежание межнациональных столкновений вывоз своих соотечественников из нового Вавилона следует осуществлять силами наиболее авторитетных представителей данного языка. На примере чеченского языка - силами и авторитетом Рамзана Кадырова...Заинтересовать Кадырова следует следующими аргументами:Во-первых, присоединением к Чечне дополнительных территорий юга России и тем самым возможностью создания Великой Чечни.Второй довод - это готовность выплаты открытой ежегодной дани за удаление своих нукеров с территории Центральной России с обязательством чеченской стороны защищать своих данников в случае внешней агрессии. Размер дани подлежит обсуждению...Условия разъезда должны обсуждаться со всеми заинтересованными диаспорами, по аналогии с разменом коммунальной квартиры. И все будут заняты делом. Надолго...
Нам, русским, нужна пусть маленькая, но Россия. А не огромный интернациональный безбожный наркоманский Вавилон, где удел русских - унижение, ассимиляция и конечное вымирание...За всю дурь, трусость и самоуничтожение предыдущих поколений бритых русских безбожников придется заплатить территориями и деньгами...Москва подлежит разрушению. Оставить надо только центральную часть в пределах бульварного кольца. Все остальное - на стройматериалы для миллионов новых частных крестьянских хозяйств, дорог и прочего. Всех оставшихся в живых после столетия городской деградации - в поля, к человеческому труду и счастливой жизни здоровых детей. Чушь про то, что нас сразу завоюют не пишите. Маленькую Ливию или Вьетнам захватить проблематично. Да и не нужны мы никому в рамках центральной крестьянской России - России без нефти и газа. Если надо, лучше платить любую дань США, Израилю и Великой Чечне, но оберегать свою Веру и детей от внешнего и внутреннего растления до последней капли крови."

В данном случае, как говорится, no comment's, без комментариев.

[править] Уменьшительный национализм за рубежом

Можно выделить несколько регионов Евросоюза, в которых пользуется большим или меньшим успехом тот или иной местный вариант уменьшительного(ликвидационного) этноцентризма, а также определенные политические движения, являющиеся проводниками этих идеологий. Речь об Испании, Италии, Бельгии и, как ни странно, Великобритании, или точнее - Англии.

Испанским аналогом российского уменьшительного национализма можно считать каталонский национал-сепаратизм. Каталония в течение долгого времени была составной частью королевства Арагон, слившегося в результате междинастического брака кастильской королевы и арагонского короля и образовавшего таким образом Испанию в 1479 году. Таким образом, Каталония, несомненно, является одной из государствообразующих земель Испании, а каталонцы, населяющие её - одной из необходимых составных частей испанского народа. Вместе с тем, на сегодняшний день Каталония - наиболее экономически развитая территория Испании.

"Треть всей высокотехнологичной продукции производится именно здесь. Уровень доходов каталонцев примерно в полтора раза выше общеиспанского. Барселона — главный туристический центр Испании. Знаменитые курорты Коста-Браво и Коста-дель-Соль также расположены в Каталонии. В результате эта область является главным регионом-донором Испании.

"http://www.pravda.ru/world/europe/09-01-2011/1062947-katalan_separ-0/.

Как это и свойственно уменьшительному национализму, каталонский сепаратизм не обходится без соответствующего осмысления отечественной истории, состоящего в том, что национальная история трактуется как история унижения каталонцев их соотечественниками, которые вынуждали каталонцев на протяжении столетий существовать в формате созданного ими, соседями , тиранического государства, от которого наконец-то пора освободиться, стряхнуть бремя обслуживания нерадивых соседей по стране:
"Как и движение басков, каталонское уходит своими корнями в Средневековье. В настоящее время идёт смена научных доктрин — пишутся новые серьёзные труды, в которых полностью пересматривается история Пиренейского полуострова. Каталонская цивилизация рассматривается как равноправная кастильской, но угнетённая тираническими соседями. В монографиях речь идёт о каталонской дуге — от Валенсии до Сицилии. Однако каталонские националисты не претендуют на все эти земли. Их претензии простираются на «Каталонские страны» — земли собственно Каталонии, Валенсии, некоторых пограничных районов Арагона. где говорят по-каталонски, Северной Каталонии, то есть французского Руссильона, а также на Балеарские острова и город Альгер на Сардинии, где до сих пор говорят на каталонском диалекте.

"http://www.apn.ru/publications/article19822.htm

В случае с Италией речь должна идти о т.н. движении Северной Лиги.Она популярна среди населения Ломбардии, Венето и Пьемонта, крупных, наиболее промышленно развитых регионов севера страны.Основным политическим требованием организации является полная государственная независимость или хотя бы значительная автономия Падании, в которую сторонники этой организации включают фактически весь север и центральный регион Италии.
"В 1979 г. была создано движение под названием Венецианская лига, а четырьмя годами позже — Ломбардская лига. Лидером этого движения стал Умберто Босси, сын рабочего из города Варезе. Еще в молодости он увлекся идеей борьбы с Римом, с ненасытными мафиози из центрального правительства, борьбы за права "трудолюбивых" северян, вынужденных кормить "ленивых южан-террони"44. В 1987 г. Босси становится сенатором. Через два года на выборах в Европарламент Лига получила 8 % голосов.В 1991 г. Ломбардская лига объединяется с единомышленниками из Пьемонта, Лигурии, Венето и других северных регионов страны в Лигу Севера (Lega Nord). В апреле 1992 г. Лига получает 8,7 % голосов на выборах в законодательные органы страны. В следующем году — 31% голосов на муниципальных выборах на Севере.Весной 1994 г. идеолог Лиги Джанфранко Мильо обнародовал программу преобразования Италии в федеративное государство, состоящее из трех макрорегионов: Падании, Этрурии (центр Италии) и Юга46. В марте того же года избирательный блок "Полюс Свободы", включивший партию Сильвио Берлускони "Вперед, Италия", Лигу Севера и Национальный альянс (неофашисты), одержал победу на парламентских выборах. Министры-"лигисты" вошли в правительство. Федерализация страны была внесена в программу кабинета. В 1995 г. был создан "парламент Севера". Год спустя в Венеции были учреждены "правительство Севера" и "Национальная гвардия Падании". В том же году на выборах в итальянский парламент Лига Севера завоевала 10 % голосов. Через несколько месяцев, во время трехдневного похода по реке По, Босси провозглашает "независимость Падании" (это название было образовано от латинского топонима долины вышеуказанной реки). 26 октября 1997 г. 6 млн человек, по мнению лигистов, и 700 000, по данным прессы, приняли участие в выборах в "парламент Падании"...Паданская идеология базируется на принадлежности жителей Севера Италии к кельтской расе, о чем свидетельствует изображение солнца (одного из культовых символов кельтской религии) на знаменах Лиги. Босси доказывает, что Цезальпийская Галлия некогда подверглась нападению кровожадных захватчиков с Юга, насильно навязавших "бедным кельтам" христианство"

(http://library.by/portalus/modules/politics/referat_readme.php?subaction=showfull&id=1096447249&archive=&start_from=&ucat=2&)

Другой страной, несвободной от уменьшительного национализма является Англия, исторически и государственно основная территория Великобритании.После событий 1998 года, когда появились законодательные собрания Шотландии,Уэльса и Северной Ирландии, среди части населения Англии сформировалось недовольство чрезмерной свободой названных территорий объединенного королевства, при том, что, как кажется сторонникам английского антибританского сепраратизма, внутренние дела этих территорий мало зависят от общебританского законодательства, и, кроме того, население Шотландии, С.Ирландии и Уэльса способно повлиять на решения Британского парламента.(http://www.apn.ru/publications/article19821.htm)

Третий случай - фландрийский уменьшительный этноцентризм, существующий как тактика противостояния давно сформировавшимся факторам общественной жизни Бельгии:

- искуственно созданное и продлившееся около ста лет доминирование французского языка , начиная с момента обретения Бельгией независимости в 1830-м году;

- доминирующее положение в указанный период в политической жизни страны ее граждан, родным языком которых был французский;

- южный регион страны как ее экономический локомотив.

Однако после Второй мировой войны ситуация изменилась и северные районы Бельгии, на территории которых располагаются порты, ставшие пропускными воротами для транзита товаров - основной сферы современной бельгийской экономики перехватили пальму первенства в экономическом развитии. Этот факт стал одним из поводов для формирования отделенческого, сепаратистского политического дискурса, популярного в северной Бельгии.Около половины населения Фландрии готово высказаться за отделение от юга страны в пользу собственной независимости. Политические движения, поддерживающиеэти идеи принадлежат к правому или крайне правому сегменту бельгийской политической сцены. Их идеология содержит в себе откровенно пронацистски-ревизионистские компоненты, в соответствии с которыми должны быть полностью амнистированы все участники коллаборационистского движения периода Второй мировой войны, французский язык должен быть лишен особого статуса, а иммиграция должна быть ограничена.


[править] Ссылки на источники

Суть времени-12, стенограмма: [1]

Личные инструменты
Пространства имён
Варианты
Действия
Навигация
Инструменты